Ввиду поступающих вопросов от учащихся йогатерапевтов и наблюдений за некоторыми дискуссиями решил в общих чертах рассказать, как строится моя сегодняшняя работа. Возможно, кому-то это будет полезно.

Я имею в виду ту работу, которую считаю основной – то есть работу с больными. Кроме нее, есть другие направления – это, например, обучающие программы (курсы для преподавателей йоги и йогатерапевтов), но основная, главная работа (повторюсь) – это пациенты.

По возможности я стараюсь уделять этому больше времени, так как профессиональное своё развитие без практической работы с больными считаю невозможным. Думаю, с этим все согласятся.

В последние годы в моей практике сложилась определённая схема работы, которую кратко излагаю ниже.

В рутинной работе групповых занятий я в последние годы не веду, возвращаясь к этому только на семинарах и на курсах. Текущая практика сосредоточена на индивидуальных занятиях. Во-первых, потому что обращается много людей, которые ввиду серьёзности их состояния не могут заниматься в группе. Во-вторых, я убеждаюсь в том, что индивидуальная практика преподавания, конечно же, по понятным причинам наиболее эффективна.

В среднем я провожу 3-4 индивидуальных занятия в день. Больше проводить никому не советую — это предельное количество, которое можно  осуществлять без потери качества и без ущерба собственному здоровью.

На каждое занятие отводится 1,5 часа. Все занятия проводятся в одном месте; это удобно и позволяет принять больше людей, так как не тратится время на перемещения по городу. Раньше я работал без перерывов, но потом сообразил, что это деструктивно, и сейчас расписание составлено так, чтобы после двух занятий был перерыв.

Если мы встречаемся с обратившимся человеком впервые, то занятие не проводится, вместо этого происходит консультативный приём.

То есть работа с пациентом всегда начинается с консультации. Обратившийся приносит с собой все медицинские документы, и мы подробно разбираемся в текущих проблемах. На это уходит в среднем 1 – 1,5 часа. В результате принимается решение о дальнейшей тактике. Вариантов обычно бывает несколько.

Вариант первый: пациент отправляется на занятия в соответствующую группу. В том йога-центре, где я сейчас работаю, функционируют профильные группы, такие например, как «Йогатерапия позвоночника» или «Йогатерапия репродуктивной системы». И если я вижу, что по состоянию здоровья человек вполне может заниматься в группе – он туда и отправляется. Надо сказать, что в этих группах занятия ведутся по довольно строгому алгоритму, ведущие их преподаватели обучены данным методикам и, направляя человека на занятия в группу, я точно знаю, что с ним там будут делать.

Вариант второй: я направляю обратившегося на индивидуальные занятия к своим коллегам, проходившим у меня обучение на курсе йогатерапии и с которыми у меня  есть полное взаимопонимание. Как правило, эти преподаватели имеют врачебное образование или специальную подготовку по ЛФК. Пациенту выдаются рекомендации по практике, которую следует построить на индивидуальных занятиях; обозначаются техники йоги, которые следует исключить и те направления практики, которые нужно отработать с больным.

И наконец, третий вариант – пациент идёт ко мне на курс индивидуальных занятий. Тут есть ряд важных, как мне кажется, моментов; остановлюсь на них поподробнее.

Пациента надо замотивировать на самостоятельную практику. Я сразу объясняю, как будет строиться наша работа: мы встречаемся раз в неделю, проделываем предыдущую программу, смотрим – какие там есть неточности, проблемы и сложности; при необходимости что-то подправляем, заменяем или корректируем. Вводим новые элементы, обсуждаем и подбираем нужные варианты. Потом всё это записываем (я обычно составляю конспект занятия сам) и пациент получает на руки программу для самостоятельных занятий дома. Тут наступает ключевой момент: человеку становится ясно, что волшебной пилюли не будет и ему придётся самому решать свои проблемы. Каждому пациенту я обычно говорю некоторые ключевые фразы, например: «Я могу вас только научить, всё остальное вы должны будете делать сами». Или – фраза, которая действует на всех – «Мы должны придти к моменту, когда я вам стану не нужен. Вы освоите свою практику и сможете делать её где угодно – дома, на даче, в отпуске. Поэтому работу со мной вы должны рассматривать не как способ регулярно заносить куда-то деньги. Вы должны рассматривать это как некое дополнительное образование, которое позволит вам в  последующем не быть привязанным ко мне, к деньгам, свободному времени и конкретному месту. Вы научитесь обращаться с собой так, чтобы хорошо себя чувствовать».

После этих мотивирующих речей я аккуратно объясняю: если пациент не настроен на самостоятельную практику – я не вижу смысла в дальнейшем взаимодействии.

В итоге дома занимаются практически все. В основном – каждый день или 5-6 раз в неделю. Домашний комплекс занимает от часа и более. У меня есть пациенты, которые практикуют по 2,5 часа ежедневно (это не считая шаткарм).

Бывают случаи, когда человек не занимается неделю, другую… Я вижу, что домашняя практика не отрабатывается; напоминаю о том, что разовые еженедельные занятия со мной не имеют большого смысла… А потом вежливо, но твердо говорю, что далее заниматься в таком режиме вижу бессмысленным. И прошу приходить лишь тогда, когда пациент найдёт в себе моральные силы отзаниматься дома неделю подряд ежедневно – тогда добро пожаловать за продолжением. Применять подобные меры мне приходилось лишь пару раз  — и кстати, это действует положительно: один отлучённый таким образом дяденька явился-таки через месяц очень гордый, с освоенной дома предыдущей практикой, и мы благополучно двинулись дальше…

Итак, повторюсь, что индивидуальные занятия в основном проходят раз в неделю. Чаще их проводить смысла нет, так как человек должен отработать практику дома; реже – тоже не лучший вариант, так как закрепляются ошибки и неточности в выполнении (они чаще всего есть, и тут требуется регулярность контроля).

Обычно на построение терапевтической практики требуется несколько месяцев регулярных занятий. Иногда, в зависимости от ситуации, мы занимаемся полтора-два года. Далее наступает тот самый момент моей «ненужности», и мы либо встречаемся уже реже, в поддерживающем режиме, либо человек занимается в соответствующей группе, либо самостоятельно.

 

Установка на самостоятельные занятия значительно улучшает результаты работы йогатерапевта. Если удалось построить программу занятий так, чтобы она не содержала потенциально опасных, рискованных и ухудшающих ситуацию техник (а это требует лишь элементарной грамотности) – то при регулярных занятиях улучшение самочувствия удается получить в большинстве случаев.

Поскольку самостоятельная практика планируется изначально, то данный подход не предполагает определяющего участия в процессе ассистента. То есть практика строится таким образом, чтобы пациент мог сам, без постороннего участия повторить всё это дома.  Те йогатерапевтические методики, в ходе которых преподаватель долго обматывает практикущего ремнями, обкладывает кирпичами, одеялами и гирями, делают больного зависимым от внешних обстоятельств, так как он не может воспроизвести их самостоятельно. Иногда это бывает необходимо и весьма эффективно, но в то же время это привязывает пациента к залу, оборудованию и преподавателю. В своей работе я ориентируюсь на то, чтобы пациент всю практику мог выполнять самостоятельно и был бы в этом независим от посторонней помощи.

По мере освоения различных техник я всегда объясняю пациенту, на доступном ему уровне, механизмы их действия. Это, без сомнения, способствует достижению нужного результата – больной и терапевт должны объединиться вместе против болезни, и понимание общей стратегии очень этому помогает, дополнительно мотивирует и вдохновляет. Кроме того, в дальнейшем это даст возможность человеку осмысленно строить свою практику.

 

Важное место в работе и собственном профессиональном развитии занимает анализ результатов. Держать всё в памяти, конечно, бывает затруднительно, поэтому я на каждого больного завожу небольшую электронную форму, в которой отражаю необходимые мне исходные данные, а впоследствии – динамику состояния и другие результаты. Любой опыт, в том числе отрицательный – это самая ценная информация, которая только может повысить профессиональный уровень… Поэтому важно стараться поддерживать с пациентом обратную связь, если он не пришел – позвонить и узнать: как его дела и самочувствие. Это делается не с целью привлечь клиента на очередное занятие, а с целью понять – насколько правильна была выбранная нами тактика. Рассуждения в духе: «Не пришел – наверное, стало лучше…» далеко не всегда отражают истинное положение дел. К сожалению, часто бывает наоборот – человек перестаёт обращаться туда, где ему не смогли помочь. И для анализа собственных действий просто необходимо всегда узнать – как себя чувствует человек после наших рекомендаций. Очень полезно поинтересоваться самочувствием пациента через полгода, через год после вашего благополучного расставания — чтобы узнать, какие отдаленные результаты имеет построенная вами практика.

Общеизвестно, что практику йоги отличает от формальной физкультуры определенная внутренняя работа.  Йогатерапия в этом смысле не исключение. Пациенту в самом начале объясняется и в дальнейшем постоянно подчеркивается, что важнейшим элементом практики является способность сосредотачиваться и осознавать. Во время практики «на коврике» объектом концентрации и осознавания становится тело, ощущения в нём, дыхание и собственный ум. Я убеждён в том, что данный аспект практики оказывает важнейшее влияние на результаты работы йогатерапевта – и потому этот момент нужно разъяснять с самого начала.

 

И еще один интересный нюанс. К йогатерапевту обращаются люди самых разных идеологических воззрений, и большинство обратившихся интересует лишь возможность улучшения физического здоровья.  Попытки обсудить с пациентом духовные составляющие йоги могут привести к тому, что ваша встреча будет последней (причем не по вашей инициативе), и если к вам обратилась православная бабушка с большой иконой на груди – не стоит с ходу в карьер разъяснять ей идеологические постулаты духовной йогической практики. Научив человека правильно двигаться и расслабляться, управлять дыханием и осознавать своё тело, облегчив ему боли в спине или избавив от приступов астмы, вы уже сделаете немало. Если же подопечный задаст вам соответствующие вопросы — можно рассказать ему о том, например, что такое клеши, как они влияют на наше сознание и что можно с этим делать… Но чтобы говорить на эту тему, йогатерапевт и сам должен регулярно трудиться над осознанием собственных омрачений.

 

Удачи в практике!